A+B=C – чуть ли не самая простая математическая формула. С неё начинается изучение научной дисциплины, практически не имеющей границ. Черный квадрат это, пожалуй, самая простая формула в области супрематизма, в формальном искусстве. Это начало теории цвета, начало теории композиции. Да и сам супрематизм (от лат. Supremus – наивысший) провозглашался, как некий живописный абсолют, т.е цвет в чистом виде, и помимо прочего – формула и сущность Вселенной.



Черный – это не цвет, но механическая смесь всех цветов, и в то же время, именно разложение белого света на спектр дает нам все видимые цвета. Как «инь и ян» - перед нами еще один наглядный пример  взаимопроникновения противоположностей. Но «Черный квадрат» – повод поговорить не только о цвете и свете, но и о форме.  Именно на белых гипсовых слепках в рисовальных классах проходят штудии будущие мастера-художники. Напротив, менее всего распознается объем - на черном.

  Копия с картины К.Малевича (1879-1935) "Черный квадрат"
Оргалит, акрил, темпера, масло, старение. Размер копии 60 х 60 см
 
 

Таким образом, Малевич действительно «вышел за ноль формы» в своем «Квадрате» или, если точнее – неправильном четырехугольнике (поскольку ни одна из его сторон не параллельна краям картины) – изобразил плоский черный объект на белом фоне. Нельзя забывать и о тоне, и здесь белый рядом с черным – это крайние грани тоновой шкалы, которая доступна художнику. Эта шкала, расположенная между черным и белым, много меньше настоящей «природной» шкалы. Ведь, на картине, к примеру, невозможно показать глубокую «смоляную» тень и «горячий» свет зажженной спички, т.е. любая картина – условность, где степень иллюзии зависит от мастерства художника и убедительность часто достигается заведомо искусственными приемами. Таким образом, черный квадрат, как магриттовская "нетрубка", возвращает нас в мир условности, откуда, собственно, и пришли все даже самые реалистические эффекты.



Форма квадрата выбрана как одна из основным геометрических фигур, но в отличие от круга она не встречается в природе. Квадрат - дело рук человека. Черный квадрат напоминает нам, что наш глаз несовершенен. Так, например, белый квадрат на черном фоне кажется больше, чем аналогичный черный - на белом. В жизни мы привыкли к тяжелому низу и легкому верху, поэтому нижнюю часть паспарту (поля вокруг изображения) часто делают больше остальных. Малевич же, напротив, не увеличивает нижнее белое поле, выстраивая тем самым самостоятельный параллельный мир, некое космическое пространство, где исчезает представление о «верхе» и «низе», «правом» и «левом». По устоявшейся традиции европейцы читают тексты и, как следствие, - изображения слева-направо, а стремление изображения снизу-вверх, как на любом привычном «графике роста» добавляет зрителю положительных эмоций. Этот так называемый «счастливый угол» можно встретить во многих композициях и в том числе на вариантах квадрата Малевича – у его "четырехугольника" правый верхний угол более острый. Неровность квадрата придает статичному изображению ту самую динамику, без которой немыслим нетехницированный, «природный» мир - Малевич хотел чтобы его квадрат «вращался». Став самой простой формулой супрематизма, черный квадрат превратился в знак, эмблему этого движения. И, безусловно, именно «Черный квадрат» со словами Малевича «Ниспровержение старого мира искусства да будет вычерчено на ваших ладонях» - как логотип со слоганом - стоят у истоков современного графического дизайна. Недаром, Малевич неоднократно повторял картину «Черный квадрат», своего «царственного младенца», как он его называл, и показывал на выставках в «красном» углу, как новую «икону нового времени». Такому ясному, простому, лаконичному, а от того – узнаваемому логотипу может позавидовать любая солидная компания. В немалой степени из-за такой узнаваемости «Черный квадрат» Малевича превратился сегодня в символ всего абстрактного искусства.



Черный квадрат это начало начал, но это же и жирная точка, показывающая тупиковость и ограниченность формальных направлений в искусстве. Сюда, к черному квадрату придут многие «измы» рано или поздно, поскольку нереалистичность, нефигуративность, условность, пройдя много спиралей упрощений приходят к архетипу, сути, к первооснове, к формуле, к «Черному квадрату» Малевича. Это своего рода пророческое предостережение для всех тех, кто переводит искусство в плоскость теории.

На сегодняшний день известно, как минимум, четыре авторских «Черных квадрата» Малевича. Вариант 1915 года, хранящийся в  Третьяковской галерее, оценивается специалистами примерно в 20 млн. долларов и, надо признать, что это отнюдь не самая дорогая работа Казимира Малевича. Так его «Супрематическая композиция» 1916 года была продана на аукционе Sotheby´s в 2008 году за 60 млн. долларов. Конечно, надо учитывать, что цены на работы такого рода складываются не столько из-за большого спроса и тонкого понимания искусства богатыми ценителями, сколько из-за корпоративного сговора отдельных представителей банков и других коммерческих структур. Эти работы стали своего рода финансовой пирамидой, «новой валютой», высокую цену которой выгоднее поддерживать, чем понижать. Тем не менее, высокая стоимость подогревает интерес публики, приглашая историков, искусствоведов, дизайнеров, художников и просто неординарно мыслящих людей к «новому» прочтению скрытого смысла загадочного «Черного квадрата».